Река, которая течет вверх. Непогода. Вперед к новым открытиям

Непогода

Из вертолета нас высадилось семнадцать человек. На удивительном пляже из красного песчаника мы живем вместе с командой Сергея Бескова, которому-то мы и обязаны этой фантастической идеей — идеей путешествия на Анабарское плато. Вскоре же наши пути разойдутся. Мы поплывем своим темпом, они — своим.

Нас же — пять человек. Миша и Саша — рыбаки. Да какие! Оторвать от рыбалки почти невозможно. И ловить, действительно, умеют. С ними в походе без рыбы никогда не останешься! За тайменем — царем местных вод — Миша окотится не первый год. И все ему не везло. На одной реке не учли, что на ней в низовьях водопад и выше него рыба подняться не может, на другой уж точно знали, что таймень в реке есть, да в тот год по неведомым причинам вся рыба вниз ушла.

И вот впереди — Котуйкан. На него у Миши вся надежда. Но пока тайменя нет. Будет ли?

Ловится хариус, так что вечером первого же дня уже лакомимся жареной рыбкой.

Весь второй день Миша с Сергеем собирали катамаран. Мы с Верой разбирали продукты. Саша, сказав, что катамаран ему собирать полчаса, исчез на весь день. Вчерашний Мишин улов не давал ему покоя. Но сегодня и ему улыбнулась удача: вот уже в котле кипит ушица и готовятся пирожки с наловленной им рыбой.

К вечеру на удивление теплая и ясная погода стала портиться. Все небо покрылось серыми пушистыми волнистыми тучами…

А когда собрались плыть, налетел резкий порывистый ветер и хлынул дождь.

Ветер дул с такой силой, что, не смотря на течение и греблю, наш с Сашей катамаран временами останавливался, как вкопанный, а стоило чуть расслабиться — как мы уже летели назад. Вода в реке стала стремительно прибывать. Ох! Не до красот сегодня!

Совершенно вымотанные греблей, мокрые и замерзшие мы все же сплываем на запланированные двадцать километров.

Сухое место для палатки найти очень сложно. Костер почти не греет, потому что тепло его улетает вместе с ветром.

Вечером подтащили катамараны ближе к лагерю, на склон. Но все равно утром рядом с ними плескалась вода. Со вчерашнего дня вода поднялась, по крайней мере, на метр. Прозрачная и спокойная река превратилась в грязный бурный поток. А дождь все идет.

Решили в такую погоду не плыть. Так ведь всю красоту пропустим!

Дождь прекратился. Вода постепенно уходит. По оголившимся каменным косам носятся зайцы.

На рыбу сегодня никто не рассчитывает. Но все же Миша перед сном монотонно «купает мыша». Это у него ритуал такой сложился — каждый вечер он прилаживал к спиннингу особую тайменную приманку, имитирующую мышь и забрасывал ее несколько раз. Но вода мутная. Разве в ней чего рыбе увидеть?

 

Вперед! К новым открытиям!

 

Утром наши взоры радует солнце. Вода ушла почти на прежнее место.

И вот мы уже плывем посреди берегов из красного волнистого песчаника.

Любуемся творениями трудолюбивой природы.

Плывем мелкими перебежками. Ведь у каждого ручья причалить надо! В месте впадения ручья, на сбое струй — самая рыба! Мимо таких мест рыбаки проплыть никак не могут.

Но и остальным здесь есть что делать!

Ведь остальные — фотографы. Мы с Сергеем еще увлекаемся видеосъемкой. Пока рыбаки увлеченно забрасывают спиннинги, у нас есть время побегать по берегу — поснимать пейзажи. Миша, кстати, фотограф тоже. Ему тяжелее всех — приходится разрываться между рыбалкой и фотосъемкой. Но рыбалка, очевидно, превалирует.

В очередном ручье обнаруживаем нечто совершенно невообразимое. Здесь все камни особенные. Одни напоминают букеты окаменевших роз, другие похожи на горы кочанов капусты. А если отдельно «лист» этой «капусты» найдешь — прямо-таки осколок древней амфоры. А небольшой осколок такой плиты мы назвали доисторической картонкой для яиц.

Удивительные камни, покрытые пузырями разных форм и размеров, и испещренные ячейками все больше и больше покрывали берега.

Что же это такое?

Три с половиной миллиарда лет назад (в архее) появились первые живые одноклеточные существа, которые могли связывать углекислый газ и выделять кислород, то есть фотосинтетики. Их имя — цианобактерии. Деятельность цианобактерий постепенно привела к перестройке атмосферы, в которой появился кислород. Так вот, эти камни, так поразившие наше воображение, и есть следы жизнедеятельности этих созданий. И называются они строматолитами. Правда, начало образования строматолитов относится только к самому концу архея (2.7 миллиарда лет), когда цианобактерии стали обитать сообществами. А те камни, которым мы удивлялись, проплывая по реке Котуйкан, относятся к среднему протерозою, то есть их возраст не более 1.7 миллиарда лет. Представляете! Это вокруг нас всюду следы первых живых существ, населявших Землю!

Погода стоит солнечная. Вода в реке быстро падает. Вот уже стала совсем прозрачной. Катамаран стремительно пролетает над разноцветным ковром удивительных камней. Этим же волшебным ковром покрыта прибрежная отмель. Причалишь, сядешь посреди камей и обо все забудешь. Здесь и красные волны, и ячеечки строматолитов, полосатые камешки, камешки в смешную разноцветную точечку. Маленьких блестящих желтовато-красноватых камешков много — сердолика.

продолжение следует