Душа

31 мая

 

Я родилась сегодня, в мае.

Я родилась, листом играя.

Я родилась в журчаньи речки.

Я родилась судьбе навстречу!

 

Любите меня

 

                 Любите меня, пока я жива

Пока не остались только голос да слова...

Владимир Бережков о Вере Матвеевой

Любите меня, если любится.

Любите такую, как есть.

Пытайтесь, как книгу прочесть —

Пусть эта мечта моя сбудется.

Любите меня, если нравится

Шагать вам лесною тропой.

И быть непременно собой —

С задачей такою вам справиться.

Любите меня, если хочется

Петь вместе с журчаньем ручья.

А я буду также ничья,

Хоть камень волною и точится.

Любите меня, вспоминая,

Как солнце степенно встает,

И как новый день настает —

Я это с волненьем внимаю.

Любите меня, сознавая —

Люблю вас, как весь люблю мир.

Пусть льется звучание лир

И плещется радость Земная!

 

Ваша Ксантиппа

 

Прими гостью, на миг залетевшую в мир поднебесный.

И глоток кислорода с ней вместе сегодня вдохни.

Ведь ничья она вовсе жена на Земле, не невеста,

А космический образ земной беспредельной любви…

 

Я верую, верю...

 

Я верую, верю, люблю.

Я звездам молюсь понемножку

А Солнцу я гимны пою.

Земле преклоняюсь, дорожке,

Росе, кораблям, маякам,

Созвездиям — Бога твореньям,

И лучшим на свете рукам —

Их с трепетом жду и волненьем. 

 

Сестре

 

Прости… И на этом закончить бы ссоры!

Прости… Ведь наш век уходящий не долог…

Прости… Я прошу тебя снова, прости!

Чувства детские снова в душе всколыхни!

А тебя, ты не знаешь, давно Бог простил —

Ведь обиды хранить у меня нету сил.

Я храню те минуты, и дни, и часы,

Когда Бог мне сестрицы любовь приносил.

Ты прости, что хранила когда-то я зло,

Но однажды, поверь, странно мне повезло:

Очень больно мне было, как было тогда —

Сил давала рука, как твоя та рука.

Ты прости, если что-то вдруг было не так.

Ты прости, ведь сестра — это друг, а не враг.

Ты прости, руку дай и чуть-чуть помолчи…

Не прощать, верю я, у нас нету причин! 

 

Годы пролетают вереницей...

 

             Я бы новую жизнь своровал бы как вор...

                                                           Юрий Визбор

Годы пролетают вереницей.

Их еще бы столько раз прожить,

Побыть чтобы звонарем, врачом, певицей—

Чтобы о прошедшем не тужить.

В первой я была бы вольною девицей —

И объехала бы я весь свет.

Во второй была бы знатною царицей —

И богаче меня в мире больше нет.

В третьей нежной матерью была бы:

Окружилась бы я стайкою детей.

Любящей женой я быть могла бы —

И на дачу выезжали б свитой всей.

Но уж если мне судьба была родиться

Непутевою скиталицей такой,

Буду я своей судьбой гордиться,

Не терять ни дня и быть собой.

 

Ты понимаешь, что не в юности тут дело...

 

Ты понимаешь, что не в юности тут дело

И не в годах упрямых на висках.

Важней всего, чтоб сердце вечно пело,

Добро и нежность жили  б на устах.

Нас мало, тех кто юн в душе остался,

Кого дорога все еще манит.

На что же мне так юный парень сдался?

И манит меня будто бы магнит.

Где тот, родной, что юн душой, не телом.

Где тот, кого я жду так много лет.

Черкни на небе, туче тушью, мелом —

И я к тебе свой совершу побег.

 

Сон или явь

 

Душа встрепенулась, как ветер сдул сон,

Зависла слеза на реснице...

Неушто и правда, пришел ко мне ОН —

Ко мне, очень странной девице?

Такой, как мне снился? — увы, не такой —

Сны сотканы из белых ниток.

С красивою, тонкой и светлой душой...

Как чувства просеять сквозь сито?

Купаться в добре и принцессою быть —

Мне этого даже не снилось...

Сон длится мгновенье, но сна не забыть!

В пространстве сомненье носилось...

 

Не знаю, что придет потом...

 

Не знаю, что придет потом...

Не знаю... — это крест мой вечный!

Но сердце ходит ходуном.

И я лечу к тебе навстречу!

 

О семье

 

И своими лишь глазами видит мир

Каждый из живущих на Земле.

Только бы окошко посветлей —

Все счастливыми тогда бы быть могли.

Посреди окошечка — семья —

Лучик мира, манящий людей.

Соткан он улыбками детей.

Знать об этом мире могла я.

Но я... лететь готова со всех сил,

Чтобы прикоснуться к тишине,

Чтоб побыть с собой наедине,

Чтобы ветер взгляд твой приносил.

Я шагать готова день и ночь.

Да, с тобою, хоть на край Земли.

Чтобы там глотнуть глоток воды,

Чтоб увидеть мир тебе помочь.

Я любить могу не только день —

Ласковы с тобою вечера...

Завтра и сегодня и вчера

Любовь — только призрачная тень...

Ну, а с сыном двигаться — судьба,

Лучшая из судеб матерей.

Ох, как мало таких светлых дней —

Видишь, вон уж сам он зашагал.

И своими лишь глазами видит мир

Каждый из живущих на Земле...

Знаю, как тепло в своей семье...

Мне же лишь дано звучанье лир!

 

Быть

 

Я хочу быть!

Быть всегда молодой!

Я хочу плыть.

Плыть и спорить с волной!

Я хочу быть!

Быть сегодня с тобой!

Не хочу плыть

В русле жизни одной!

 

 

Не вернуть

 

                           Зорко одно лишь сердце.

                           Самого главного глазами не увидишь.

                           Мы в ответе за тех, кого приручили…

                                  «Маленький принц» Антуан Сент Экзюпери

Не вернуть никогда, никогда не вернуть то, что было.

Не вернуть мое детство и юность мою не вернуть.

Солнце жгучее наши дороги обратно спалило.

В реке-памяти мне бы сегодня водицы глотнуть.

Не вернуть, кто любил меня и тех, кого я любила,

Но забуду ли — я же в ответе сегодня за них.

Знаю, зорко лишь сердце, глаза же слезами залило,

Но надрывно звучит в мире призрачный вальс для двоих.

Не вернуть детство сына — пушок белобрысый мне снится.

Колокольчик — твой смех буду слышать всегда и везде.

Видишь, в поле осеннем созревшая рожь колосится…

Ты же взрослый — своею дорогой уж топать тебе.

Не вернуть никогда, никогда не вернуть то, что было.

Не вернуть мое детство и юность мою не вернуть.

Сказки добрые сердце так щедро всегда мне дарило.

Продолжаю свой путь, продолжаю свой путь…

 

Душа

 

Зачем дана огромная душа

Такому маленькому телу?

Она и впрямь ко мне пришла,

Или случайно залетела?

Она летит объять весь свет,

И не любить она не может…

О, сколько пройдет долгих лет,

Пока душа та крылья сложет.

Она живет, но в миг уйдет,

Уйдет тогда, когда ей скажут,

Но солнечной души полет

Мне предстоит, и не однажды.