Радость и смех малыша

 

Мэри Поппинс

 

                                     Коляне

Мэри Поппинс вернулась —поверьте,

Слишком ветер весенний силен!

Разве можно любовь измерить

Лишь простым перечетом имен?

Разве можно измерить то счастье

В сердце бьющемся у малыша?

Мэри Поппинс вернулась, здрасте…

И запела ее душа…

 

Баллада о корабленке

 

Капитаны уходят в плаванье

Жены, дети их ждут на Земле.

Корабли уплывают в плаванье…

Кто же будет их ждать в тепле?

Кто же будет хранить уют их,

Память кто о них сбережет,

Кто согреет потом вернувшихся,

Кто огонь в лампаде зажжет?

Для кого живыми останутся,

Даже если погибнут вдали?

Вот кораблик длиною с мизинец.

Он вас ждет, мои корабли!

Он детеныш, кораблик, малышка.

У него все еще впереди!

О морях он читает лишь книжки.

Нет штормов на Земле — лишь дожди.

Он окрепнет, он вырастит — знаю —

Уплывет в предрассветный туман.

Корабленка дома оставит —

Папу ждать из далеких стран.

Он-то знает, как важно любимым быть,

И чтоб сам ты кого-то любил!

И спокойно тогда можно в море плыть —

Ведь вернуться ему хватит сил.

 

Солнышко весело светит...

 

Солнышко весело светит.

Димка кузнечиков ловит.

Скажите, можно ль измерить

Сколько в радости боли?

Сколько с смехе ненастья?

Сколько в страхе покоя?

Измерить ли детское счастье

Этим осенним полем?

 

Сколько в мире лета...

 

Сколько в мире лета?

Столько же сколько зимы.

Ну а, скажите, света

Сколько? Конечно, как тьмы.

Ну, а любви в мире сколько?

Столько же, сколько и зла.

Ни с чем не сравню я только

Радость и смех малыша!